EidosRu Центр дистанционного образования «Эйдос»
на главную написать письмо карта сайта
 
«Используя современные подходы, важно не забывать о традициях, существующих в нашей стране. »
Коломиец С.М., к.т.н., г. Обнинск
Интернет-журнал «Эйдос»Научные исследованияПодходы к аттестации


Подходы к аттестации учащихся в Российской империи (XIX век) средней общеобразовательной школы

Коломиец Сергей Михайлович, д.т.н., доцент, зам. директора филиала РГСУ в г. Обнинске

Повышение качества образования предполагает, в частности, совершенствование методик аттестации учащихся. Используя современные подходы, важно не забывать о традициях, существующих в нашей стране.

Образование в СССР имело несомненные достоинства (для своего времени). Так, достижения в науке и технике (запуск первого в мире искусственного спутника Земли, запуск первого в мире космонавта – Юрия Гагарина, пуск первой в мире атомной электростанции и т.д.) во многом обусловлены сложившейся к тому времени системой образования. Более того, после запуска первого в мире искусственного спутника Земли США вынуждены были в определенной мере модернизировать свою систему образования, заимствовав опыт СССР.

В то же время, образование СССР опиралось на традиции образования Российской империи. Поэтому эти традиции представляют интерес и для сегодняшнего дня. В данной работе рассматриваются некоторые существовавшие в XIX веке подходы к аттестации учащихся (к оценке их знаний).

Рассмотрим следующий документ. Он представляет интерес сам по себе, несмотря на то, что подлинность его подтверждается лишь косвенным образом.

ПОЛОЖЕНИЕ ДЛЯ ПОСТОЯННОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИЛИ ОЦЕНКИ УСПЕХОВ В НАУКАХ

ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕНО 8 декабря 1854 г .

Успехи воспитанников в науках проистекают или от простого страдательного понимания, или от прилежания, или от сильного развития умственных способностей; а, следовательно, и должны быть оцениваемы, сколько можно приблизительно к этому образом.

Этот всеобъемлющий и постоянный масштаб освобождает преподавателя от той односторонности, которая бывает следствием сравнения учеников одного и того же курса между собой, он определяет правила для единообразного суждения в разные времена и в разных местах.

Пять степеней для сего принимаемых, разграничиваются следующим образом:

1 степень (успехи слабые)

Ученик едва прикоснулся к науке, по действительному ли недостатку природных способностей, требуемых для успеха в оной, или потому, что совершенно не радел при наклонностях к чему-либо иному.

2 степень (успехи посредственные)

Ученик знает некоторые отрывки от преподанной науки, но и те присвоил себе одной памятью. Он не проник в ее основание и в связь частей, составляющих полное целое. Посредственность сия, может быть, происходит от некоторой слабости природных способностей, особливо от слабости того самомышления, которого он не мог заменить трудом и постоянным упражнением.

Отличные дарования при легкомыслии и празднолюбии влекут за собою те же последствия.

3 степень (успехи удовлетворительные)

Ученик знает науку в том виде, как она была ему преподана; он постигает даже отношение всех частей к целому в изложенном ему порядке, но он ограничивается книгой или словами учителя, приходит в замешательство от соприкосновения вопросов, предлагаемых на тот конец, чтобы он сблизил между собой отдаленнейшие точки; даже выученное он применяет не иначе, как с трудом и напряжением.

4 степень (успехи хорошие)

Ученик отчетливо знает преподанное учение, он умеет изъяснить все части из начал, постигает взаимную связь и легко применяет усвоенные истины к обыкновенным случаям. Тут действующий разум ученика не уступает памяти, и он почитает невозможным выучить что-либо, не понимая. Один недостаток прилежания и упражнения препятствует такому ученику подняться выше. С другой стороны и то правда, что самомышление в каждом человеке имеет известную степень силы, за которую черту при всех напряжениях перейти невозможно.

5 степень (успехи отличные)

Ученик владеет наукой: весьма ясно и определенно отвечает на вопросы, легко сравнивает различные части, сближает самые отдаленные точки учения, разбирает новые и сложные предлагаемые ему случаи, знает слабые стороны учения, места, где сомневаться, и что можно возразить против теории. Все сие показывает, что ученик сделал преподанную науку неотъемлемым своим достоянием; что уроки послужили ему только полем для упражнений самостоятельности, и что размышление при помощи книг, к той науке относящихся, распространило познание его далее, нежели позволяло нередко одностороннее воззрение учителя на вещи. Только необыкновенный ум, при хорошей памяти, в соединении с пламенной любовью к наукам, а, следовательно, и с неутомимым прилежанием, может подняться на такую высоту в области знания.

Составил Генерального штаба генерал-майор Н.П. Глиноецкий

С.-Петербург, 1852 г.

Прежде всего, следует отметить, что "преподанная наука" рассматривается как нечто единое, в котором "самые удаленные точки могут быть сближены". При этом весьма важно постигнуть науку в целом: "проникнуть в ее основание и в связь частей, составляющих полное целое".

Для сравнения приведем следующее определение, данное основоположником Общей теории систем А.А. Богдановым: «Системой называется совокупность элементов и связей между ними, обладающая свойством, не сводящимся к сумме свойств элементов». То есть, по существу "Положение" изложено с точки зрения Общей теории систем, сформулированной в явном виде лишь в первой половине XX века [1].

Существенным для качества обучения является требование "знать слабые стороны учения, места, где сомневаться, и что можно возразить против теории". То есть, говоря современным языком, необходимо знать возможности и ограничения соответствующего "учения", что позволит более обоснованно применять его на практике. Отметим, что это требование, совершенно естественное сегодня в научных дисциплинах, далеко не всегда выполняется в учебных дисциплинах.

Неявно исходя из тезиса: "главная задача - научить учиться", автор высоко ценит самостоятельную работу учащегося: "уроки послужили ему только полем для упражнений самостоятельности".

Далее, автор явным образом разделяет знания и умения, в полном соответствии с сегодняшними представлениями педагогики. Именно умение "разбирать новые и сложные случаи" (т.е. умение решать сложные задачи, умение применять свои знания на практике) существенно повышает оценку учащегося.

И, наконец, автор решительно выступает против зубрежки, совершенно справедливо полагая, что надо "почитать невозможным выучить что-либо, не понимая". Это, казалось бы, естественное требование, к сожалению, в настоящее время иногда забывается. Так, в рекламных материалах Современной Гуманитарной академии среди педагогических инноваций упоминается "оригинальная методика", главный момент которой - "заучивание глоссария". Глоссарий же представляет собой толкование некоторых понятий соответствующей учебной дисциплины (понятие - содержание).

Однако если исходить из принятой пятибалльной системы оценок, то автор существенно "завысил планку" для "успехов хороших" и, особенно, для "успехов отличных". Ясно, что лишь наиболее талантливые люди - "необыкновенный ум, при хорошей памяти, в соединении с пламенной любовью к наукам" - (а таких - единицы), могут превзойти учителя, могут соответствовать требованиям "5 степени". То есть, по существу "5 степень" – это некий идеал, к которому следует стремиться в образовательной деятельности.

Таким образом, содержание этого "Положения" нисколько не устарело. Переписанное современным языком, с уточнением градаций оценок, это "Положение" вполне может быть принято за документ, написанный современным автором, например, за один из основных результатов кандидатской диссертации по «педагогическим наукам».

Однако оценка знаний учащихся - всего лишь малая часть учебного процесса. Ясно, что весь этот процесс должен соответствовать единой цели - достижению большинством учеников уровня "успехов хороших и отличных". В частности, для этого, говоря современным языком, весьма желательно участие учеников (студентов) в научной работе. Именно тогда наиболее эффективны «упражнения самостоятельности».

Кроме того, весьма высокие требования предъявляются "Положением" и к "учителю". Он должен быть морально готов повторить слова мэтра своего времени Г.Р. Державина, сказанные юному Пушкину: "Победителю-ученику от побежденного учителя".

Но во все времена встречались преподаватели с «манией величия». Так, известно, что В.И. Ульянов-Ленин, окончив гимназию, имел единственную "4" по логике (по остальным предметам - "5"). Преподаватель логики исходил из принципа: "На "5" знают господь Бог и я, на "4" - господин Ульянов, а все остальные - на "3". То есть, такой преподаватель вряд ли признал бы свое "нередко одностороннее воззрение на вещи".

По-видимому, "Положение" относится, главным образом, к "итоговой аттестации" (после изучения всего учебного курса). Для промежуточной аттестации, вероятно, критерии оценки знаний должны быть несколько иными.

Один из таких любопытных критериев приводится в воспоминаниях [2] академика Алексея Николаевича Крылова (1863 - 1945). А.Н. Крылов - основоположник современной теории корабля - был ученым энциклопедического склада ума, профессором с полувековым стажем. Ему принадлежат оригинальные труды по различным вопросам математики, физики и астрономии, он автор многих изобретений и прекрасно написанных курсов по теории корабля, теоретической механике, различным разделам математики. Во время учебы в Морском училище, а затем в Морской академии А.Н. Крылов полностью соответствовал критериям 5 степени "Положения". Добавим, что в Российской империи А.Н. Крылов дослужился до звания "флота генерал-лейтенант". В СССР он формально воинского звания не имел, однако хоронили его со всеми воинскими почестями, положенными "полному" адмиралу.

Когда Крылов учился в гимназии, то ученикам задавали на дом письменный перевод на латинский язык. Кроме того, были письменные переводы и во время уроков в классе. Преподаватель, герр Котковиц, заметил, что по принятой ставке баллов за ошибки по домашним заданиям у Крылова всегда было "3", а по классным заданиям - "4 1 / 2 ", а то и "5". Он вызвал Крылова к доске и быстро понял, в чем дело. "Я вижу, ты - лентяй. Классную работу, на которую у тебя 45 минут, ты пишешь внимательно и вдумчиво, поэтому без ошибок. Домашние же задания ты пишешь с маху в десять минут, только чтобы отделаться. Для таких лентяев у меня двойная такса, буду тебе за каждую ошибку сбавлять по целому баллу, а не по полбаллу".

То есть, говоря современным языком, «кому много дано, с того много и спрашивается», причем последнему это только на пользу.

В то время 14-летний Крылов усмотрел в этом "утеснительство", хотя и понимал, что «герр Котковиц в своей таксе был вполне прав». Впоследствии, будучи уже офицером, ему пришлось читать много работ на латыни (международном языке науки предшествующего времени), так что герра Котковица Крылов вспоминал с благодарностью.

По-видимому, судьба была благосклонна к Крылову. Во время учебы в Морском училище, а затем в Морской академии ему «везло» на преподавателей. Так, в отдельных вопросах Крылов (хорошо знавший иностранные языки и читавший соответствующую научную литературу) разбирался лучше некоторых преподавателей. Однако эти преподаватели не стеснялись учиться у Крылова. Другие преподаватели остались в памяти Крылова благодаря своим ярким и оригинальным курсам по различным учебным дисциплинам. И, наконец, весьма важную роль в становлении Крылова как полноценного специалиста сыграл его «научный руководитель» П.И. де Колонг. Он привлек Крылова к активному участию в научной работе еще в годы учебы. Впоследствии их сотрудничество было долгим и плодотворным.

Важная особенность итоговой оценки знаний, во всяком случае, знаний выпускников военных учебных заведений Российской империи, состояла в следующем. Для всех выпускников вычислялся средний балл их оценок, и на основании этого составлялся список по порядку убывания среднего балла. Далее выпускники могли выбирать место будущей службы (из имеющихся вакансий), причем очередность выбора определялась указанным списком. Ясно, что первые в списке имели заметные преимущества.

Существенно, что за выдающиеся успехи в учебе руководством учебного заведения могло быть присуждено высшее отличие – повышение в списке на пять человек. В частности, такого отличия был удостоен и Крылов при окончании Морского училища. Однако он и так был первым по списку, так что это отличие имело лишь моральный характер.

В настоящее время в России при защите диссертации оценка работы производится по двоичной системе: "да - нет" ("защитил ее соискатель или же не защитил). Ясно, что это весьма грубая градация оценок. Поэтому некоторые диссертационные советы (во всяком случае, по естественно - научным дисциплинам) используют дополнительные характеристики для явно хороших работ. В частности, в своем в "Заключении" совет "рекомендует соискателю оформить диссертацию в виде монографии". То есть, эта рекомендация - своего рода отличие, главным образом, морального характера.

Следует отметить, что списки по порядку убывания среднего балла были приняты и во Франции, в частности, в одном из лучших гражданских вузов - в Политехнической школе. Это создавало дух состязательности между студентами и способствовало повышению качества обучения. Так, своим "рейтингом" был обеспокоен и молодой Анри Пуанкаре (1854-1912) - впоследствии последний великий "математик - универсалист", один из создателей теории относительности [3].

Выше рассматривалась аттестация учащихся, в первую очередь, с точки зрения преподавателей.

Однако учащиеся часто имели свою точку зрения на этот вопрос. Во все времена они готовились к экзаменам, но "отличники" и "двоечники" готовились по-разному. Если для первых цель состояла в изучении курса по максимуму, то для вторых - в изучении по минимуму. Наибольшим разнообразием отличались подходы "двоечников". Приведем некоторые примеры из «Воспоминаний» Крылова [2].

«Сто лет назад мой отец учился в 1-м кадетском корпусе. В каждом корпусе было по нескольку лентяев или неспособных к учению кадетов, которые с самого начала решали, что их выпустят подпрапорщиками в гарнизон в какую-нибудь Тмутаракань.

Тогда писали гусиными перьями, и у каждого был «перочинный ножик». Они начинали подготовку к экзаменам с того, что точили преостро ножик, затем шли в цейхгауз, где в чанах размачивались розги, и начисто подрезали все торчащие сучочки, чтобы сделать розги «бархатными», и на этом подготовку к экзаменам заканчивали.

Другие, или более прилежные, или боявшиеся «бархатных» розог, готовились по сокращенным учебникам. Это делалось так: отрезалась треть книги сверху и треть снизу, и вызубривалась оставшаяся середина. На экзамене хоть что-нибудь, да ответишь, и, значит, нули не поставят, и от розог избавишься».

Как говорится, комментарии излишни.

Другой подход учащихся связан с организацией «утечки информации», относящейся к предстоящим экзаменам. Для сегодняшней России это актуально, в частности, в связи с введением единого государственного экзамена (ЕГЭ), Интернет-экзаменов, системы компьютерного тестирования и т.д. Обратимся опять к «Воспоминаниям» Крылова, процитировав одно из его выступлений в Государственной Думе. В то время ( 1908 г .) Крылов исполнял должность председателя Морского технического комитета, а упоминающийся ниже А.И. Звегинцев, основной оппонент Крылова, являлся членом Думы.

«Я сослался на то, что присылаемые в запечатанных пакетах темы экзаменационных работ для гимназий выкрадываются, печати подделываются, и этими темами гимназии торгуют, предлагая их другим гимназиям. Это делается самым разнообразным образом – через гувернантку директора, через горничную инспектора и т.д.

Обращаясь к Звегинцеву, я сказал:

- Александр Иванович, мы с вами были вместе в Морском училище. Ваш выпуск в складчину подкупил «рыжего спасителя» Зуева, чтобы получить экзаменационные задачи по мореходной астрономии. Задачи эти печатались в литографии Морского училища под надзором инспектора классов, бумага выдавалась счетом, по отпечатании камень мылся в присутствии инспектора и т.д. Однако стоило только инспектору на минуту выйти, как Зуев, сняв штаны, сел на литографский камень и получил оттиск задач по астрономии. Вы лично, Александр Иванович, по выбору всего выпуска списали на общее благо этот оттиск. Ведь так это было?

Сквозь гомерический хохот всего зала послышался робкий ответ Звегинцева: - Был грех».

Итак, некоторые подходы к аттестации учащихся (оценке их знаний), существовавшие в Российской империи в XIX веке, не утратили своего значения и сегодня. Поэтому важно не забывать о них и при использовании современных методик обучения.

Литература
1. Липовко П.О. Концепции современного естествознания. - Ростов н/Д: изд-во "Феникс", 2004.
2. Крылов А.Н. Мои воспоминания. Л.: Судостроение, 1984.
3. Тяпкин А.А., Шибанов А.С. Пуанкаре. - М.: Молодая гвардия, 1982.

--

Поделитесь своими впечатлениями прямо сейчас в форуме  или по e-mail

---
Для ссылок:
Коломиец С. М. Подходы к аттестации учащихся в Российской империи (XIX век).
 // Интернет-журнал "Эйдос". - 2006. - 1 сентября. http://www.eidos.ru/journal/2006/0901-8.htm. - В надзаг: Центр дистанционного образования "Эйдос", e-mail: list@eidos.ru.
 

Все статьи рубрики "Научные исследования" >>

  вверх
вверх

карта сайта